24 березня 2017



2

Евгений Ихлов: Искусство создавать врага (На примере эРэФско-совкового агитпропа)

2015-12-09 17:18:00. Аналітика

Какие приемы используются пропагандой при создании образа врага?

Превратить в массовом сознании другую страну и другой народ в смертельных врагов (в понятных терминах - в "Мордор" и "орков"), таких, что ради борьбы с ними готов на любые жертвы и на любые (почти) жестокости и подлости – это очень сложный и длительный процесс. Вопреки построениям доморощенных социал-дарвинистов, современным цивилизованным* людям идеи сотрудничества, поиска компромисса и индивидуализации** значительно ближе и понятней, чем фобии и этнопаранойя.

Для "хорошей" вражды нужна традиция – многопоколенная история противостояния со страной и народом. В крайнем случае, с возможностью лёгкой замены противника, надевания на нового врага маски привычного. Самый простой пример – это попытка превращения населения стран Балтии и "украинских" украинцев в фашистов.

Другой пример – "замена" образа басмача, хорошо отработанного в качестве врага в советском кинематографе, на афганского повстанца ("душмана", "духа"), а его "маски" - на чеченского повстанца ("чеха"). Но искусственность этой конструкции показала себя в Первую чеченскую войну, когда для российских солдат население Чечни было такими же советскими людьми, со своей особой культурой, точно так же, как и остальные нерусские народы, пошедшие "парадом суверенитетов".

Объяснить голодному и забитому русскому мальчишке в декабре 1994 года, что азербайджанец и грузин имеют право на независимость, а "чехи" почему-то нет, и поэтому надо воевать в этих горах, была очень непростая задача. Зато у горцев был вековой стереотип покоряющей их русской империи, сопротивление которой есть высшая доблесть. Поэтому результат был понятен. И для Второй чеченской войны потребовалась продуманная система демонизация чеченцев, включая старательное обыгрывание похищения людей, взрывов домов***

Но есть закономерность – народ, бывший врагом, а потом переставший им быть (обычно это происходит через поколение сносного сосуществования), вновь обратить во врага практически невозможно. Так не удалось вновь превратить во врагов американцев, и пропаганда успокоилась на демонизации двух президентов подряд – Буша-мл. и Обамы. Интересно, что бомбившего Ирак и Сербию Клинтона демонизировать в своё время так и не удалось…

Очевидно, что не удастся демонизировать ни немцев, ни израильтян, ни китайцев, хотя в своё время это были рекордсмены по степени демонизации**** советской пропагандой. Ровно по той же причине не удастся демонизировать турок. Тут сыграет злую шутку упадок школьного образования. Тема русско-турецких войн, такая важная в военно-патриотической накачке послевоенных советских школьников, совершенно отошла на периферию и оживила её только прелестная, куда лучше подлинника, экранизация акунинского "Турецкого гамбита".

Из американского кинематографа (это чётко проявляется даже в "Звездных войнах") видно, как роботообразный образ солдата-пруссака времён Первой мировой стал определяющим при изображении эталонной вражеской армии. Другой образ вечного врага – это нашествие диких и полудиких варваров, отлично проявившейся в последнем пеплуме про 300 спартанцев, снятом как раз когда англосаксов на всякий случай готовили к войне с Ираном.

Но самый жуткий образ врага – это оборотень. "Почтитакой", который вдруг проявляет свою ненависть – враг идеальный. Не зря так страшно сработала сталинская идея про врачей-убийц-евреев. Подспудный мещанский антисемитизм послужил детонатором для архаических страхов перед колдунами (для архаического человека любой врач – колдун). Эмоциональный взрыв контузил как власти, спешно указавшие в объявлении о реабилитации врачей про попытку покуситься на дружбу народов, так и три поколения либеральной интеллигенции.

Именно этот прием сработал при создании образа врага из украинских революционеров два года назад – отказ стать "совсем русскими", переступив через "недоразумение" декабря 1991 года, было подано и воспринято как гнуснейшее предательство. От этого успех демонизации "киевской хунты" - на контрасте полного бессилия советского агитпропа демонизировать хунту чилийскую (ну, подумаешь, Пиночет убивает коммунистов – просто ему повезло, а нам вот - нет).

Поэтому, когда Кремль решил переключится с Донбасса на Дамаск и вовсю включил антитурецкую тему, он жестоко просчитался. Массы вовсе не рвутся воевать под Алеппо или Хомсом. Но зато массы рады забыть про надоевшую "Новороссию", про никому не понятный "Русский мир", и ждут не дождутся, когда вновь замиримся с немцами-аккуратистами…

Примечания:

У представителей традиционных обществ просто включается социокультурная "программа" истребления чужака, и фольклорные пейзане дискретно превращаются с беспощадных изуверов, а потом также мгновенно возвращаются в эталоны патриархальных добродетелей. Чтобы далеко не ходить – в Сребренице расстреливали персонажи Кусторицы, и именно поэтому он так недоволен международными судами.

** Озверение начинается с деперсонификации представителей общности. Именно поэтому прозорливые люди видят тень нацизма за пропагандой Французского Нацфронта с его гиперболизацией разделения на Они и Мы.

*** На первых страницах "Дневного Дозора", написанном когда С.Лукьяненко ещё не ушёл в стан "державнопатриотов", приёмы этой пропаганды тонко обыгрываются в сцене, когда ведьме нужно получить тёмную энергию ненависти от таксиста и она накачивает его в духе телесюжетов осени 1999 года.

**** Когда в 1979 году, из-за китайско-вьетнамской войны, потребовался яркий образ врага для карикатур, то его получили, одев кривоносых кроваворуких израильтян в ватники и наградив их раскосостью.

Евгений ИХЛОВ,

Москва









Copyright © NOVA UKRAINA.ORG
All rights reserved.

Управління впровадженням — ІТР ©2011